"Красная книга - от сердца к сердцу"

Андрюхова Анна

Привет! Я красноногий ибис. Отряд аистообразные. Тип хордовых. Семейство ибисовых.

            Я – яркий пример того, что человек в состоянии сберечь исчезающий вид. Но это возможно только в том случае, если для его спасения будут приняты своевременные и конкретные меры. Сегодня численность нас составляет незначительные 250 особей, а ведь к концу 1981 года нас осталось 7 (4 взрослых и 3 птенца). Только серьезные меры охраны и разведение в неволе позволили восстановить нашу численность до 130 особей в дикой природе и создать размножающуюся в неволе группировку птиц – нас, состоящую из 60 пар. Причин сокращения нашей численности ученые выделяют несколько. Во-первых, уничтожение старых деревьев, которые мы из года в год использовали для гнездования. Во-вторых, искусственные удобрения при выращивании риса на полях, а также применение ядохимикатов в борьбе с вредителями. Последнее ведет к накоплению тяжелых металлов в теле ибиса – меня, и, как следствие, к различным патологиям в период размножения. Свою долю в уменьшении количества нас внесло и браконьерство. Но, будем надеяться у этой грустной истории будет счастливый конец!

 

            До начала XX века мы встречались на значительных территориях Восточной Азии. В Японии гнездились на большинстве островов. В России небольшие колонии отмечались в Нижнем Приамурье, в Китае он был обыкновенным гнездящимся – мы ибисы, в восточных провинциях. К 1930 году мы исчезли с большинства известных ранее мест, единичные колонии остались в Китае и Японии. Нас более чем двадцать лет считали полностью вымершим видом. Сегодня единственное место обитания нас – труднодоступные старые леса провинции Шаньси. Как же меня узнать? Я довольно крупный представитель семейства ибисовых, длина моего тела достигает 76 сантиметров. В отличие от других аистообразных, я имею относительно короткие ноги, которые в полете не выдаются за край хвоста. Моё оперение белоснежное, только маховые и перья хвоста имеют нежно-розовый оттенок, из-за чего нижняя часть тела в полёте кажется розовой. Ноги красно-бурого цвета. Моя область головы у основания клюва неоперенная, красная. Клюв тёмного цвета, довольно длинный и загнутый внизу, только на вершине красного оттенка. Мои перья на затылке удлиненные и образуют свисающий хохолок. Мы можем раскрывать одного из нас в возбужденном состоянии, а также во время брачных  игр. Мы ведем колониальный образ жизни. Для жизни мы выбираем леса и заболоченные луга, часто держимся на рисовых чеках, где и добываем пропитание. Основным нашим кормом являются крабы, лягушки, рыбёшки, улитки и другие моллюски, а также крупные жуки. Гнёзда мы устраиваем в кронах сосен и дубов. Они представляют собой рыхлые постройки, состоящие из веток деревьев, с плоским лотком. Однако такая конструкция гнезда часто оказывается ненадёжной, поэтому гибель кладок и птенцов во время сильного ветра – далеко не редкость. Мы преданы друг другу до конца жизни.  Самка откладывает 3 – 4 яйца серовато-голубых с коричневыми пятнами и высиживает 28 дней. Птенцы поднимаются на крыло около 40 дней. Молодые птенцы поднимаются на крыло около 40 дней. Молодые птенцы отличаются розовым «лицом» и меньшими размерами. К третьему году жизни они становятся неотличимыми от взрослых. В Японии, после того как в труднодоступном районе острова Садо обнаружили размножающуюся группу нас численностью 100 особей, и я получил статус национального памятника природы. На территории обитания нас создали строгие охранные условия, но это не остановило сокращение вида, и к 1960 году на острове Садо осталось всего 11 – ибисов, впоследствии и они исчезли. В ближайшее время будет реализован проект по возвращению нас на остров, и, возможно, после более чем полувекового отсутствия, я – национальный памятник Японии вновь появится на территории страны.

Летников Алексей

Привет, я каравайка Даша! Я расскажу тебе, как живут каравайки. Начнем с того,  как и где мы живем. Я и мои сородичи широко распространены в Евразии, Африке, Австралии, Северной Америке. В России ты можешь встретить нас в дельтах рек Кубань, Дон, Терек, Волга. Зимую я в Африке и Азии, где кормлюсь на поросших тростником мелководьях. Питаемся мы беспозвоночными, земноводными, иногда рыбой. Когда я, мои братья и сестры появились на свет, нас кормили отрыганной пищей. Надо было залазить прямо в пищевод! Когда мы научились летать, мы подолгу стаями вместе с родителями парили в пределах гнездования.

Но люди начали осваивать наши места обитания. Они начали иссушать болота, выращивать на мелководьях рис, жечь тростник, разводить рыб в водоемах для промысла. Наша численность  сократилась, и нас занесли в Красную книгу России.

 

Надеюсь, тебе было интересно провести время со мной!

Иванькина Полина

Здравствуйте, я, Тима, черный журавль. Я и мои сородичи один из самых маленьких видов журавлей. Ростом мы где-то 100 см, а весом около 4 килограмм. Мы питаемся разной пищей. Мне нравится растительность, а сестрёнке Асе лягушки. Как Вы поняли по названию у нас тёмное оперение, но шея и голова белые. В основном мы гнездуемся на болотах. Открытых мест и слишком сомкнутых лесов избегаем. Нас долгое время считали неизученным видом и лишь в 1974 году нас обнаружили. За один раз самка – журавль сносит два яйца, то есть, меня и Асю. Мы, черные журавли, занесены в Красную книгу и нам нелегко живётся.

Яковлева Мария

Красноногий Ибис

 

Привет, я Красноногий Ибис! Еще в конце  XIX века мы были распространенным видом в центральном Китае, в Японии, на островах от Хоккайдо до Кюсю и на Дальнем Востоке  России. Но в связи с охотой на нас, как вредителей полей, а также на мясо, вырубки деревьев, на которых мы устраивали гнёзда и отравляли нас ядохимикатами, разбрасываемыми на рисовых полях – привело к резкому снижению численности нашего вида по всему ареалу обитания. К 1923 году нас осталось около 1000 птиц. А к середине 1960-х годов осталось 6 - 10 птиц. У нас есть просьба, чтобы люди заботились о нас и берегли!

Николаева Екатерина

Здравствуйте!

         Я, черный журавль, Жора. Мой вид один из самых маленьких видов журавлей. Я небольшого роста, вешу я около четырех килограмм. Перья у меня синевато-серого цвета. В России мы гнездимся в Сибири, на Дальнем Востоке, ещё на территории северного Китая, а зимовать мы летаем туда, где потеплее, на юг Японии и в Корею.

         У меня немного родственников, нас, черных журавлей, вообще немного. Маленькие появляются у нас в семьях всего раз в году и то не больше двух малышей. Но нас становится ещё меньше, люди, наши соседи, осушают болота в Сибири, в Китае увеличивают площадь сельскохозяйственных земель, строят дамбы на реках. В Корее строят теплицы. Из-за этого я очень расстраиваюсь и плачу.

У меня к вам просьба, думайте о нас, когда делаете что-то для себя. Мы очень красивые, мы любим свои семьи, детей очень хотим. Вспоминайте об этом хоть иногда. Вспоминайте черных журавлей.

 

Ваш Жора

Гродзевич Елизавета

Здравствуйте ребята!

         Пишет вам с Дальнего востока птица, которая скоро  исчезнет с нашей планеты. Я, красноногий ибис, слышал, что дети добрые и отзывчивые. И в моем сердце зародилась надежда на спасение!

         Люди считали нас вредными птицами, уничтожающими посевы  риса, и начали нас истреблять. Они осушили болота и вырубили леса, где мы обитали и кормились мелкими рыбками и лягушками. Ибисы очень красивые птицы: все белые, на краснощёкой голове пышный хохол, хвост нежно-розоватый, ноги ярко-красные, а изогнутый длинный клюв весь блестяще-чёрный, с красным кончиком. Несмотря на это нам приходится летать ночью и жить вдали от человека. Мы начали вымирать. Но я знаю, что именно человек может нас спасти.

         Ребята, придумайте, пожалуйста, как нам помочь. Не дайте нам погибнуть! 

Андреева Вера

Здравствуйте.  Меня зовут Черныш. Я птенец черного журавля   еще недавно я был совсем маленьким. А  теперь  я повзрослел и с гордостью могу сказать, что мне уже целый месяц.

Я живу на болотах в нашем гнезде вместе с мамой  и папой. А еще у меня есть моя сестра Жужа. Мы вылупились месяц назад из двух яиц, которые высиживали и охраняли мои родители. Они делали это с любовью и заботой.  У нас очень уютное и мягкое гнездо, ловко спрятанное между болотных кочек. Мама и папа свили его из мха, торфа, травинок и маленьких веток. И даже когда мы с мамой находимся в гнезде нас трудно заметить. Благодаря нашему оперению мы сливаемся  с лесом, с болотом, с землей!  Только мама говорит, что  ни в коем случае нельзя поднимать голову и вытягивать шею – белые перья головы и шеи могут нас выдать даже в самом укромном месте. В общем если маму слушаться и делать все, так как она говорит  ни хищники, ни люди нас не заметят!

Однажды к нашему болоту уже приходил охотник. Папа стал его отвлекать! Но охотник был знаком с повадками журавлей и не  обращал на папу никакого внимания,  он искал гнездо!

Папа крикнул маме: «Кррр»- это был сигнал об опасности. Мама, услышав предупреждение папы, велела нам прижать головы и шею груди и бежать за ней!!! Мы послушались и спаслись!  Мы ловко скрылись от охотника, и тот скоро ушел домой без добычи. Злой, наверное, был. А мы были счастливы. Правда, добираться до гнезда было трудно. Со страху убежали больше чем на километр, не даром говорят, у страха глаза велики!

Но это только сейчас для меня трудно, потому что у меня лапы не такие длинные как у взрослых. Вот когда я вырасту, буду также быстро и ловко  бегать как папа! А еще мама говорит, что когда мы с сестрой подрастем,  начнется осень. Вот тогда мы отправимся в большое путешествие. Мы полетим зимовать в Японию или Китай. Там очень тепло и много наших, таких же черных журавлей, прилетающих на зимний курорт. Вот здорово заведу себе друзей!

Только чтобы я вырос,  и смог научиться летать в теплые страны, мне нужна помощь человека.

Нам очень важны заповедники. Чтобы охотники браконьеры не убивали нас и наших родителей! Это теперь так модно охотиться на птиц и животных, а потом из шкуры и перьев делать чучела. И развешивать их по дому хвастаясь перед всеми  о том, сколько ты убийств совершил. Еще ладно бы люди как хищники от голода охотились. Нет, им хватает еды, а убивают они для повышения своего  статуса! Хотя какой может быть статус у убийцы, как вы думаете?

Мы очень просим людей оставить нам болота. Это людям они кажутся опасными и ненужными  и поэтому они превращают их в поля. Но это неправильно! Болото это чудесное место! Это самый лучший дом для многих птиц и животных.

Мы черные журавли  вместе с людьми живем в разных странах и просим вас люди: «Давайте жить дружно!»

 

Ваш друг журавленок Черныш.

Орищенко Ярослав

Белоспинный альбатрос

 

Здравствуйте! Это я - Белоспинный альбатрос!

   Обитаю я на вулканических островах Тихого океана. Иногда залетаю на Сахалин, Командорские острова, Курильские острова, бываю в южной части Чукотского моря.

   Питаюсь я кальмарами, рыбой, иногда приходится питаться отходами с кораблей.

  Моих сородичей осталось очень мало, пожалуйста, берегите нас. Нас осталось примерно 250 особей. В основном мы вымираем из-за того, что у нас поздно наступает половая зрелость, а детенышей убивают красы и одичавшие коты, но если бы только это!

  Браконьеры! Нам и так плохо живется, еще и вы отлавливаете нас на крючок с кальмарами и рыбой, отстреливаете моих братьев с кораблей! Очень вас прошу: - не делайте этого, а помогите нам,  берегите нас!

 

Надеюсь, вы услышите меня с моей просьбой.

Лещук Андрей

Черный журавль

 

   Дорогие читатели, я, черный журавль. Обитаю я в России в юго-центральной и юго-восточной Сибири.  Считается, что я небольшая птица, очень редкий представитель фауны России из семейства журавлиных. Наш вид находится под угрозой исчезновения, насчитывается около 9600 особей. Живем мы меньше тридцати  лет.

  Для комфортного проживания нам, черным журавлям, требуются болота, заросшие кустарником или безлюдные степи. Питаемся мы ягодами, зерном, насекомыми, лягушками и другими мелкими животными.

   Брачный ритуал у нас состоит из танцев и пения, это скрепляет пару на всю жизнь. Место для гнезда мы выбираем в труднодоступных местах возле болота в тайге. Для гнезда используем кусочки влажного мха, торфа, веточки берёзы и лиственницы. В апреле самка черного журавля выкладывает два яйца и уже через 75 дней появляются птенцы.

   Отлёт на зимовку происходит в конце августа, в начале сентября. Зимуем мы в Японии. Перед тем как отправиться в путь мы собираемся в стаи, в нашей стае можно встретить и другие виды журавлей. Летим мы долго, а когда мы устаём и хотим кушать, то днем можем отдохнуть на поле и там покушать.

   Журавлей нашего вида мало, потому что осушают болота в Сибири, строят дамбы, много погибло птиц из-за эпидемии в Японии. Люди! Берегите природу, птиц, животных, ведь нас так мало!

 

Хуранова Алёна

       Здравствуйте, я розовый пеликан Толя! Сейчас я расскажу где я живу. Я строю гнездо от юго-восточной Европы до заподной Монголии.зимую я в северо-восточной Африке., частично на юге Азии – от Персидского залива до северной Индии. В Европе начала ХХ века я гнездился в Венгрии и Чехии. В Молдавии – в днепровских плавнях. Еще на Украине – в Днепровском лимане, в Каркинитском заливе, в Тендровом заливе. И Вашу страну не оставил без внимания. В России я гнездился по островам юго-восточной части Азовского моря между Ейском и Кривой косой, в дельте Волги. И много-много еще где. Признаться, я не люблю гнездиться в Крыму, на Кавказе и в Китае.

Численность во всем мире оценивается в 290 тысяяч нас, розовых пеликанов.

         Дорогие соседи – люди! Не загрязняйте наши пруды и моря! Вы же тут не одни! А то летели к Вам напрасно! Надеюсь, что Вы меня услышали.

Ваш Толя.